RNXАВТОПРОМЫШЛЕННОСТЬЗДОРОВЬЕ

Безопасный город как первый шаг

24.07.2017
Софт
Безопасный город как первый шаг

Принято считать, что разного рода мегапроекты — это прежде всего мегазатраты, вернуть которые не предполагается. А сами такие проекты затеваются из других соображений. Естественно, всё это вызывает, деликатно говоря, недопонимание, что часто усиливается вследствие недостаточной разъяснительной работы, с одной стороны, и попыток использовать данный момент в политических целях, особенно в период предвыборных кампаний, — с другой.

Но есть и примеры того, как мегапроекты начинают приносить ощутимый положительный эффект, в том числе вполне измеряемый в материальных показателях. Одним из таковых является программа, известная в России как «Безопасный город». Ее аналоги действуют во многих других странах, причем, что важно, совсем не обязательно богатых и благополучных.

Для обмена положительным опытом МЧС России провело конференцию «Практика реализации и коммерциализации сегментов АПК [аппаратно-программный комплекс] “Безопасный город” в России и за рубежом». В ней участвовали руководители ГУ МЧС по субъектам РФ, а также начальники профильных ведомств региональных правительств.

Вложения и эффект

По данным, которые на конференции назвал заместитель министра по чрезвычайным ситуациям России генерал-полковник внутренней службы Александр Чуприян, затраты бюджетов всех уровней на АПК «Безопасный город» за все время реализации этой программы составили 80 миллиардов рублей. И они практически полностью окупились.

Главный эффект от внедрения системы «Безопасный город» — снижение преступности и аварийности на дорогах. И чем совершеннее система, тем более впечатляют результаты. Там, где применяются современные решения, аналитические средства, которые реагируют на те или иные инциденты в автоматическом режиме, можно рассчитывать на двукратное снижение уличной преступности, числа аварий и погибших в ДТП. Такие показатели отмечены как в нашей Вологодской области, так и в пакистанском Лахоре или кенийском Найроби. Другой значимый эффект — повышение раскрываемости преступлений. Например, по результатам исследования Университета Ноттингема (Британия) раскрываемость грабежей выросла с 9 до 56%, а вандализма и порчи имущества — с 10 до 40%. Только 2% краж было раскрыто без использования данных видеонаблюдения.

В случае применения систем прошлого поколения эффект тоже будет, но менее впечатляющий. Можно ожидать, что количество преступлений и ДТП снизится лишь на 20–25%. Причины очевидны: оператору иногда приходится смотреть на несколько десятков экранов, и через какое-то время он начинает пропускать инциденты, на которые ему необходимо реагировать. Не стоит забывать, что старые (или самые дешевые) камеры не всегда способны фиксировать значимую информацию, например, идентифицировать черты лица правонарушителя или номер нарушившего правила движения транспортного средства, особенно в темное время суток. Так что уже построенную систему необходимо постоянно совершенствовать.

При этом, как отметил Александр Чуприян, общего рецепта, пригодного для любого города, не существует даже в рамках одной страны, тем более большой. В каждом городе свои природно-климатические условия и потенциально опасные объекты, даже своя манера вождения. А когда речь идет о разных странах, перед которыми стоят разные вызовы, то различия в подходах при построении систем «Безопасный город» вполне естественны.

Так, например, частью комплекса в Лахоре, где остро стоит проблема борьбы с терроризмом, является система мониторинга медиасредств, как традиционных, так и новых (блоги, социальные сети). Много внимания уделяется также контролю ситуации с инфекционными заболеваниями, прежде всего малярией и желтой лихорадкой. А в Вологодской области довольно остро стоят проблемы, вызываемые паводками и потенциально опасными металлургическими предприятиями.

Но в обеих системах есть и нечто общее: акцент сделан на том, чтобы предотвращать возникновение чрезвычайных ситуаций и тем самым снижать ущерб. «Я много езжу по регионам, пострадавшим от стихийных бедствий. И понимаю, что если бы у муниципалитетов были хотя бы отдельные элементы АПК “Безопасный город”, мы могли бы более эффективно моделировать, прогнозировать и предупреждать природные и техногенные риски», — отметил Александр Чуприян. Не секрет, что своевременная профилактика чрезвычайных ситуаций обходится существенно дешевле, чем борьба с последствиями разного рода инцидентов, будь они природными или техногенными. Тут показателен пример московского шквала 29 мая, о котором своевременно не оповестили население. В итоге — 16 погибших и материальный ущерб в десятки миллионов рублей. А вот в Екатеринбурге оперативные службы сработали так, как положено, и погибших и пострадавших не было. К слову, вопрос о модернизации унаследованной системы оповещения гражданской обороны, которая сильно устарела, стоит весьма остро, и данную задачу пришлось реализовать в приоритетном порядке во многих российских регионах, например в Челябинской и Калининградской областях.

В Кении стояла задача избавиться от устаревшей инфраструктуры и регламентов работы правоохранительных органов и городских служб. Однако и эффект там был, пожалуй, наиболее ощутимым. «Боевым крещением» системы стал визит Папы Римского Франциска, и прошел он успешно. Это привлекло в Кению иностранных туристов, что, в свою очередь, сделало индустрию гостеприимства важной статьей экономики страны и привело к росту инвестиций.

Есть и другие источники доходов. Первый и самый очевидный — рост собираемости штрафов за нарушение правил дорожного движения. Возможно и предоставление различных платных услуг для населения и бизнеса, например, связанных с мониторингом передвижений людей и транспорта. Скажем, родители могут видеть, как их дети идут из школы домой, а служба доставки — как передвигаются курьеры. И только этим перечень услуг не исчерпывается. Так, в Сингапуре пользуются популярностью платные сервисы по поиску парковок и мониторингу состояния пожилых людей на основе их активности. Последний используют также в Китае.

И наконец, «Безопасный город» — это первый и очень важный шаг к построению «умного» города. Тут наиболее ярким примером является Сингапур, где городской транспорт движется с точностью до секунды. Автоматика управляет системами охлаждения на улицах в зависимости от температуры воздуха и количества людей. Эффект здесь более глубокий, и ведет он — ни больше, ни меньше — к изменению среды и сознания населения.

Вероятные проблемы и пути их решения

Проекты построения систем «Безопасный город» сложны и соответственно довольно дороги. Одна только система видеонаблюдения и видеофиксации нарушений правил дорожного движения в среднем областном цент­ре обойдется в 800 млн рублей. А в последние годы реализация этих программ не финансируется из федерального бюджета. В итоге средств хватает только в Москве и Татарстане. Особенно тяжело приходится закредитованным регионам, где объем заимствований составляет 50% от годового бюджета, а иногда даже и больше.

Тем не менее выход находят. Так, заместитель председателя правительства Республики Алтай Роберт Тальталлер поделился своим опытом реализации пилотного проекта стоимостью в 250 млн рублей. Там удалось обеспечить финансирование в течение пяти лет.

Выходом может быть и привлечение бизнеса, как это часто делается за рубежом. Тем более, что заинтересованные компании иногда сами предлагают органам власти построить систему на собственные средства. Но в России такая практика не работает из-за несовершенства законодательства. Например, при реализации проектов государственно-частного партнерства не проработаны моменты, связанные с объектами авторского права, такими как ПО.

Не всё в порядке и с монетизацией. В ряде регионов тарифы ЖКХ регулируются, и монетизация целого ряда услуг требует громоздких проблематичных согласований, особенно в предвыборный период. Были жалобы и на активность контролирующих органов, которые предъявляли далеко не всегда обоснованные претензии к расходованию средств.

Техническая сложность проектов также приводит к целому ряду эксцессов. В ходе одного из совещаний Межведомственной комиссии по вопросам, связанным с внедрением и развитием АПК «Безопасный город», было обращено внимание на то, что «…продолжается хаотичное внедрение отдельных систем (единый номер 112, комплексы оповещения, видеонаблюдения, фото- и видеофиксации, ГЛОНАСС) вне рамок, заданных в концепции построения и развития АПК “Безопасный город”». Не всегда соблюдаются принципы, заложенные в концепции, в единых технических требованиях, в методических рекомендациях и типовом техническом задании. Часто внедряются никак не связанные между собой системы. Приводился пример одного из городов, где внедрялась ГИС, не имеющая связи ни со Службой 112, ни с системой оповещения. Похожие ошибки допускались и в других странах, в частности в Индонезии. Там в одном из городов эксплуатировалось более 140 различных систем, далеко не всегда сообщающихся между собой. Естественно, эксплуатация и сопровождение этого технозоопарка — дело сложное и довольно затратное. При этом к созданию систем нередко подходят формально. В итоге технические задания, которые поступают в Совет главных конструкторов АПК «Безопасный город», не в полной мере учитывают спе­цифику территорий.

Очень сложной и многогранной проблемой является обеспечение межведомственного взаимодействия. Хотя бы потому, что приходится объединять десятки разнородных систем, которые строились в разное время. Например, в таком не самом крупном городе, как Курск, пришлось организовывать обмен данными между пятьюдесятью с лишним учреждениями. И далеко не редкость встретить такие информационные системы, которые построены на базе платформ двадцатилетней давности. Разработчики этих продуктов давно ушли с рынка, а значит, перестали обновлять и поддерживать их.

Ещё одна проблема: далеко не все готовы предоставлять доступ к своим данным. Однако её можно решить, консолидировав все данные в ЦОДе регионального правительства, которое само определит, кто будет иметь к ним доступ. Вполне возможно использование для этих нужд облачных сервисов.

Есть и организационные сложности. Типовой проблемой является вопрос разграничения полномочий между федеральными и региональными структурами. Это приводит, например, к тому, что не везде удается установить системы фотовидеофиксации на федеральных дорогах. Впрочем, имеются и положительные примеры, в частности, в той же Вологодской области данный вопрос удалось успешно разрешить. И, надо сказать, пример этот далеко не единичный.

Участники конференции «Практика реализации и коммерциализации сегментов АПК “Безопасный город” в России и за рубежом» пришли к выводу, что необходимо аккумулировать и анализировать наборы лучших практик, накопленных как в России, так и за ее пределами. Это позволит избежать очень многих сложностей. Что, однако, не отменяет постулата, гласящего, что готовых рецептов для построения систем «Безопасный город» не существует.

Автор: Яков Шпунт